Аррантарра Виствольфт
Маленькая дочь великого отца.
Осень, сука, наступила.
Нет, я ничего не имею против осени, наверное, это мое самое любимое время года.
Но...
Эта чертова хандра, которая накатывает, когда не просят! Вот сидишь ты, полный вдохновения, и бац!- чугунным тазом, да так, что накрыло, и всё - ничего не хочу, пошло все на трехбуквенный, и далее по тексту.
Мне нужно написать проду к "Хрустальной Соне".
Мне нужно отбетить три рассказа, два из которых на фендомную битву.
Мне нужно нарисовать персонажа, к этой же битве.
Мне просто очень сильно хочется нарисовать своих персонажей!
А тут еще в комнате такой дубняк, что пальцы тупо не могут сжать карандаш. А родителям хоть бы хны: ты что, Сонька, тепло же!
Да-да, меня они так называют, хоть имя при рождении и другое дали. Я и Сонька, и Леська, и Олеська - капец уж.

Пришлось пару раз ходить на кухню и ставить чайник. Еще и в бутылку кипятка набирать, а после ноги греть об нее - бюджетная версия грелки.

Коты, сцуки, все три, активизировались: Бабай ходит, проникновенно заглядывает в глаза своим отработанным еврейским взглядом, и молча просит печенку. Клепа, стерва персидская, то на плитке в туалет ходит, и уж точно не радугой и бабочками, то под ноги лезет. И, в заключении, мой личный геммор: Пипа. Маленькая бестия, взятая мной с улицы в возрасте, когда еще под хвостом надо ваткой протирать, а сейчас вымахавшая в почти взрослую кошару. За почти четыре месяца. Не могла я пройти мимо маленького пищащего комочка, размером с мою крысу, если не меньше. Сэр Николас, кстати, оценил тогда свое преимущество.
Теперь же эта тварь торпедой несется ко мне в комнату, с желанием сесть мне на руки/подрать стул/нагадить под шкафом/спереть ластик и, в то же время, напрочь отказывается приходить спать ко мне.
Хоть и продолжает искренне считать меня своей мамой. Если я ем что-то, то все - она в моей тарелке. Острое, соленое, сладкий чай или кофе - главное, что это ем/пью Я.

А сэр Николас стар стал. Спит себе в углу клетки, наружу не выходит - фиг вытащишь. Любит ворчать на все, но, в то же время, все так же любит харчить сметану и персики. Наверное, ему теперь крайне одиноко стало: Мао Линь и сэр Кута покинули его, оставив на память пустые клетки и два холмика под окнами. А что поделать, если своих питомцев я хороню, а не выкидываю куда-то на мусорку.

Депресняк... Свитый вместе с ненавистью ко всему живому и нервным перестуком зубов.
Пойду, чая сделаю. Пятую кружку.

@настроение: Гроза

@темы: размышления